«Кандры Куль» – «Бобровое озеро»

Кандрыкуль

Природный парк «Кандры-Куль» с крупнейшим одноименным озером входит в комплекс объектов, представляющих экологическую, научную, природоохранную и эстетическую ценность. Красота самого озера и удивительная природа этого края привлекают сюда отдыхающих с разных уголков земли. Здесь можно встретить туристов не только из России, но и из стран ближнего и дальнего зарубежья.

Между тем, «Кандрыкуль» с тюркского переводится как «Бобровое озеро».

Бобр имеет многовековые корни, которые восходят на миллионы лет в глубь истории. Самые древние палеоарктические бобры появились в Азии. Оттуда они проникли на территорию современной Европы. Ученые полагают, что именно бобрам принадлежит наибольшая заслуга в формировании северного лесного ландшафта на протяжении последних 7—8 тысяч лет. Благодаря своим бесчисленным прудам бобры удерживали в лесах огромные массы воды, в результате чего возникли мелкие озера, топи и лесные долины. В итоге их усилий на протяжении тысячелетий произошло гигантское преобразование ландшафта. Когда бобры находили горную долину, пусть с небогатым лесом, но непременно с ручейком, бежавшим вниз по склону, они сооружали поперек ручья плотину. На дне пруда оседал ковер осенних листьев и выносимых ручьем песчинок. Постепенно возникал питательный ил, прекрасная почва для водных растений, а по мере их роста появлялись улитки, насекомые. Последние служили пищей для рыб. Подобные пруды в свою очередь влекли к себе гусей и других водных птиц. В итоге труд бобров способствовал появлению на обширных территориях плодородных почв, а также превосходных пастбищ, которые пересекали весь континент с востока на запад и спасал землю от многих бед эрозии.
Спустя века, когда на реке Эльба в Германии сохранились лишь скудные остатки когда-то значительных бобровых популяций, заселявших большую часть Европы ритм бега реки стал изменятся. Прежде, когда паводок запаздывал, подземные резервуары имели время для того, чтобы заполниться водой, а питательная тина делала поля и луга плодородными. Теперь же река торопились к морю, словно зараженная неугомонностью европейцев.

Грунтовые воды на протяжении века здесь снизили уровень более чем на полтора метра со всеми вытекающими отсюда последствиями для растений и животных. Корни деревьев перестали доставать до водоносных пластов, деревья становились слабее и не могли устоять против паразитов, умирали. Когда европейские колонисты, покинув свою скудную, истощенную землю сошли на берега Америки, то численность бобров здесь по некоторым оценкам составляла около 60 миллионов и континент индейцев встретил их богатыми плодородными полями, которые только ждали плуга. Все это было также создано маленькими бобрами. Но его снова стали истреблять, а его великая и славная история была почти что начисто забыта и никто не думал поставить памятник гигантскому труду крупнейшего архитектора ландшафта, когда-либо работавшему на земле. По сравнению с мозгом среднестатистического западного человека мозг бобра наверное невелик, но вряд ли это значит, что он менее разумен, судя по тому, как оба вида млекопитающих обращаются с природой, основой жизни на планете.

Добавить комментарий